Коропенко С.

Главный поединок – впереди...

Вечереет. На голой ветке Ворон сидит одиноко. Хватит потакать своей лени. Беру меч – иду упражняться. Впереди предстоит последний поединок. Проведу его с честью. Уйду достойно, как подобает воину. Ложатся вечерние сумерки. Затихает пение птиц. Умиротворение души. Луна освещает мне путь. Какое мирное небо. Везде может ждать засада. Я всегда готов к бою.

Достигая цели

Шторма кормой срезая пополам, Летит ветрами, надувая паруса, Фрегат удачливой Фортуны по волнам Навстречу к цели, удивляя Небеса. Как мне успеть попасть в корабль тот! – Не зазеваться, не сломаться на ходу? Иначе время нужное уйдет Повторного я шанса не найду. Вдогонку кораблю по скалам я бегу И легкие мне ветер наполняет То в грязь, то в снег кидает на ветру

Пчелиный царь

Замучили министры дуболомные Пожары, Шуфрич и тушение огня. И кумовья с премьеркой вероломные Лазейки ищут, чтоб погнать меня. Уж я мечусь меж бушем и балогою, Держу свой трон зубами, как могу. И озираясь повседневною тревогою, От женщины с косою, стерегу. Мне надоело сочинять фантастику Смешить народ, затягивать в дерьмо. Одеть бы маску, сигануть на пасеку,

Всемогущая сила

Всем движущим, живущим на земле, И под водой, и человеку во всем мире, Подвластно во Вселенской мгле быть, Незыблемой и всемогущей силе. Она судьбой земли руководит. Предчувствием приходит перед смертью. Достойного уход, предупредит. А подлых и продажных, уж поверьте, Смертельным действием своим испепелит. Для встречи с Силой, человек обязан Быть безупречным воином всего.

Монолог мыслей

Мы мысли, свободные в полёте. Мы посещаем головы живущих. В пространстве – как на самолёте Мы действие опережаем, впереди идущих. Вот посетили голову политика, И захотели заграбастать мир. Все планы, наша аналитика – Власть, деньги, и на костях народа пир! Противно стало. – Держим путь в спортзалы. По боксу чемпиона, в мозге погостим. Здесь делать нечего, немного тут поспим,

Воин

Мощная, непостижимая есть Сила движущих Небес. Круглое, всё расправляет Что не гнется, то сгибает. Богатырей земли ломает, И героями играет. Всё подвластно Силе той Между Небом и Землёй! Воин, есть всегда покорен, В пропасть не идёт в толпе. При невзгодах, он спокоен, Не участвует в молве. Перед сильными не гнётся, И всегда готов к борьбе. Над опасностью смеётся,

Мечты

Мне как-то Ангел вдруг явился, И объявил благую весть, Что силу, до которой я стремился, Господь дарует мне, как есть. Теперь смогу я изменить Всю нашу жизнь земную. Деянья мудрые вершить. Судьбу менять любую! Хочу, чтоб не было беды! Ни смуты, ни войны не надо! Хочу, чтоб расцвели сады! И, не вступать, под палкой, в НАТО! Хочу, чтоб Родина моя, Вздохнула с облегченьем.

Человечье существо

Человечье существо, Как устроено оно? Для чего оно живёт? Что в себе оно несёт? Убивает ради денег. Слабых истребляет всех. Лишь себе подобных ценит. Честность – вызывает смех! Много денег – много жрачки, И утроба вся полна. Запивает для раскачки – Естество полно дерьма. Человечье существо. – Механизмом есть оно. Накупив еды, чтоб жрать, Переварит – сразу срать!

Свой путь

Там, где живут другие – Я не живу. Куда идут другие – Туда, я не иду! Пусть рвутся к власти многие, Стараясь всё забрать, И на майдан убогие Спешат их поддержать. Тот выбрал путь политика. Другой избрал раба. Халдея, лицедея, аналитика, Тупик – единая тропа. Все мы, рождённые в загоне, В отаре блеющей толпы. Бредём течением, в погоне За мечтами розовой судьбы.

Делай добро при жизни

Когда входил ты в мир земной Ты громко плакал, горькими слезами. А, все, кто рядом был с тобой, Смеялись, радостно кричали. Старайся сделать жизнь такой, Когда придёт черёд прощаться, При жизни, данною судьбой, чтобы Взглянув назад, не мог стесняться. Ведь прожитую жизнь достойно, Не годы измеряют, и не век. – А лишь поступки миротворно, С душою совершает человек.

Убить в себе демона

Предательство любимой Не тронет сердце воина тоской. Ведь дух его – непобедимый, И самурайский меч – живой. Духовно сильный воин За той, что предала, не будет ныть. Он, как в бою, спокоен. Ему не надо за теченьем плыть. Обман любимой девушки ничто – У воина другие цели. Капризное, тупое существо, Поющее продажно трели. Не будет он держать за нею зла,

Моей маме

Мама. Как много в этом слове – Покоя, нежности, тепла. И широта души, как море, И в сердце вечная весна. До самой смерти согревала Своей заботой и душой. От бед неутомимо закрывала. Теперь ты обрела покой. Любовью, материнским счастьем Сумела защитить меня от тьмы. Когда столкнулся я с ненастьем, По возвращении с войны. Всю жизнь ждала ты неустанно

Любимый образ

Ещё вчера мы были счастливы. Ещё вчера кружилась голова. Ещё вчера ты говорила мне Свои прекрасные слова. Я улетел, но разве в этом дело. Туда, где горы и душман. Мне будет сниться твоё тело, И страсти нашей ураган. Ты извини, за прерванные ночи, За то, что я уехал на войну. Мы обязательно поедем в Сочи, Как только, я с войны приду. Пусть потом заливает мне глаза,

Удар без усилий

Враг мне подобен. Для меня убить его во злости – Не думаю, что буду тем доволен, Избавив мир, и порубив на кости. Он действует согласно, как и я, – По собственной природе. Пусть уничтожу своего врага, Подобного моей породе. И это будет оправданьем Необходимости моей, А не навязчивым желаньем, Хотенья смерти поскорей. Я не смею первым нападать, И выступать хотя бы на вершок.

Как Нардепов отучить брехать

Мне в голову приходит мысль одна: Ну, почему в стране у власти, Брехливая стоит орда? Интригами сплетая снасти. Как свиньи, тянутся к кормушке – Быстрей в корыто рыло запустить. Хоть место им давно в психушке – Народ убытки смог бы возместить: За тот урон, что делают нардепы, Которым на страну свою плевать. На улицах глядят на нас портреты, Чтоб светлый путь «свободы» указать.

Счастье не в деньгах

Однажды, не тая греха, Я мастера спросил на днях: – «Насколько верные слова, Что счастье не в деньгах?» Тот отвечал мне, Что они, есть полностью верны: – «Сравненья те, Воистину сильны. За деньги можно слуг купить. Но не друзей, и дружбы нить. Жилище, дачу, дом срубить, Но не очаг домашний свить. Ёще возможно накупить Учителей, еду, лекарства. Но знания, здоровье, апетит –

Человеческое существо

Если б человек, отбросив гордость И тщеславие свое, Проявляя только кротость И душевное чутье, Посмотрел со стороны На дела свои, земные, И поступки «удалые», А затем сравнил деянье Матушки-природы С собственным сочетаньем Своего народа. Ведь Господь рукою щедрой Наградил, как надо, Чтобы мог быть совершенным, Не похож на стадо. Накормил его питаньем, И в одежде волен.

Будь духом чист при жизни

Человек приходит в мир С руками, сжатыми в кулак. Крича и радуясь в тот миг, Он думает свое: «Здесь в этом мире все – мое!» Окончив жизнь, спустя года, Однажды, покидая свет, С открытыми ладонями лежа, О жизни снова думал, уходя: «Я ничего себе не взял, Любая ноша, не сподручно – Мне вовсе ничего не нужно. О боги, весь я ваш. – Навстречу к вам спешу сейчас!»

Принятие решений

Быть воином, судьбе служить – Есть самый эффективный способ жить. Он думает и размышляет – До того, прежде, чем решить. И когда решение принято, И нету другого мнения, Не действуют на воина Любые опасения. Уходят прочь сомнения, Пустые размышления. Впереди будет много явлений, Требующих решений. И их основная масса – Ждет своего часа. А если воина сомненья одолели,

Рассужденія мастера

Когда противник тверд, я мягок. И это понимание – Приемы ускользания. Когда мой враг отходит – Я следую за ним. И это понимание, С названьем – прилипание. На быстрое движение – Я быстро повторю. А медленно – В скольжение, я плавно перейду. Хотя есть изменений Десятки тысяч тут, Но принцип, по которому Они произойдут, Всегда один, единственный – Другого не найдут.

Наставление учителя

Спасибо, учитель, за знания, За все повороты судьбы, За мудрость твою и желание Обучить мастерству без стрельбы. Сегодня, собираюсь на войну За славную Японию свою. Скажи мне истину, учитель, Как победить в смертельном том бою. Сенсей мне мудро отвечал: «Противника атаку, уходом принимай. Для нанесения ответного удара, Ты слушные моменты выжидай, Чтоб скорость не пропала даром.

Напутствие

Даже в самом смертельном бою, Под напором врагов, очень сильном, Держи силу воли свою, Оставаясь всегда объективным. К врагу относись не щадящее, Смотри как бы со стороны. Анализируй происходящее – С холодным умом головы. О чувствах своих позабудь, И не давай им повода. Эмоции лучше заткнуть, Без всякого на то довода. Реальность прими, как иллюзию. Всегда жди от боя утех.

Офицерам белой гвардии

Уж нет царя и нету веры Исчезло все до мелочей. Расстрелянные офицеры Рукою красных палачей. Где вы теперь, кто жив остался? Отдать Россию не смогли. Кто до последней пули дрался, И честь мундира сберегли. Как тяжко лошади хрипели В атаке яростно, в пылу. – Быстрее ветра мчались к цели, Сметая красных на ходу. А помните, друзья, Бокалов звон, хрустальный,

Путь самурая

Однажды воин Сабудай, В живых оставшись, после боя, Вечерней, снежною тропою Хромая раненной ходой, Спешил увидеть дом родной. Кровят перевязи на ранах, Заострен меч об головы врагов, Живой, одарен ласковой судьбой. Главное сегодня – путь домой. И вот дорога довела до леса. Позади кровавый след остался на снегу. Сжал зубы – «все равно дойду!», – Подумал храбрый Сабудай,

Мудрость

Над тихою водою, вдоль моста Дорогой пролегавшей, Держал свой путь монах уставший, Имея за спиной, как видно много лет, Немало повидавший свет. Просил его дать мне ответ: – Нужна ли силе справедливость, А униженью лучше смерть? Прошу тебя, монах, ответь? – Жизнь не может быть проста. Справедливость, без силы, пуста. Свой меч не тупи никогда. Но также, если спроможен,

Поединок

Вечереет. Вокруг все затихло. И пение птиц уж притихло Сидит на голой ветке ворон одиноко, Задумавшись, прищурив око. Округлившись, явилася луна, Дорогу осветила мне она. Надев хакаму, закрепивши под полой, Беру свой меч, и путь держу домой. На жизнь свою смотрю со стороны, Почти усвоил все уроки я судьбы, И скоро будет дан последний мне урок. И встречу смерти выдержу я впрок.

Вода – живое существо

Вода – живое существо. То глубока она, спокойна. То кротостью своей достойна, Обширная, как океан. И вздутая, как ураган. Она может быть резко изогнута – Такая, как форма крыла. А может стремится в течении – Сильна и бистра, как стрела. Как может богат быть ручей, Текущий издалека. Он, образуя каскады мечей, С тумана плетет небеса. Вода – это зеркало гор,

Антибуддийская притча

Настоятель буддийского храма, Бродячий монах-ямабуси, И бедный крестьянин Ояма Отправились, вместе, втроем В храмы Исэ, на поклон. С утра они бодро шагали. А солнце взошло – подустали, Их начал томить летний зной Тяжелою стала поклажа. – «Привал»,– Монах-ямабуси сказал: «Ну и жара сегодня, Мы так далеко не уйдем, И сил мы лишимся втроем. Давайте, пусть каждый из нас,

Обращение генерала Сабудая к воинам

Один секрет есть воинского дела Меч обладает только силой Воина, держащего его. И если верить в собственную силу, Она тотчас появится в него. Для самурая нет ни поражений, ни успеха, Смертельный бой – его утеха. И даже ранен, с телом без движений, В бою уверен, без сомнений – Не знает воин поражений. За честь и славу, жизнь свою отдай, Как говорил непобедимый Сабудай:

Меч – это сущность

Ты – воин, Всевышнего создание! Бери ты лук и стрелы, без желания. Используй лук со страхом, Скорби о тех, кто скоро станет прахом, От стрел твоих, кто смерть свою найдет, От меткости стрельбы пускай падет. Но пусть нигде и никогда Не пропадет зазря стрела. Она убьет желание, Тем самым указав Дорогу и познание. Ты – воин, Великое создание! Бери ты в руки меч,

Опасность – внутри тебя

Учитель Сэки и Сироги-Сан В стрельбе из лука состязались. Сироги, кубок на плечо с водой поставил, И стрелы точно в цель направил. Летят они, друг друга обгоняя, Быстрее ветра, молнией сверкая. Пока одна находится в полете, За нею две уж мчаться на подлете. Не расплескавши ни единой капли – Не дрогнула рука стрелка. С победоносным видом посмотрел Сироги,

Разумные пределы искуства

Искусством овладел боец, «Железною рубахой» под названием. Ее он изучал шесть лет, И крепость тела так развил, Как монолитное ваяние. Любой удар мог выдержать боец И об него, железный прут вогнув, Держал он руки, глазом не моргнув. Хоть говорят, что Против лома нет приема. В себя уверовав настолько, Что он неуязвим, как смерч, Что наспор отразить пытался, Поставив руку,

Тело требует упражнений

Телу нужна тренировка! Холодной воды закалка. Тело, требует упражнений, Но, не до изнеможений! Ибо все упражнения, В том числе силовые движения, Необходимы, для устранения Дурного духа, с организма влечения. Тело, требует упражнений, Но, не до изнеможений! – Для стабильного крововращения, И недугов предотвращения. Дверной порог, При регулярном прохождении,

Опасное оружие

Одного мастера меча Спросили как-то давеча: «Какое есть оружие опасней: Катана, танто иль боккен? Смертельно ранить чем прекрасней – Стрелою или сурикен?» Спокойно выслушав вопрос, И не задумавшись с ответом, Улыбку подавив в устах, Он посмотрел стоящих в ряд: «Оружье – человечий взгляд!» Никто не понял тот ответ. В недоуменье, и пожав плечами, Просили объяснить им суть.

Празднование масленицы или день вывода

У нас сегодня праздник, Друг Серега! Сегодня водочки попьем. Поедем в «Джунгли», по дороге, И песни весело споем! Ану, налей-ка нам, браток, Побольше водки, И блинчиков с икоркой принеси! Да ты не дрейф, Мы тихие, как лодки, Что ходят под водой в тиши. «Смотри, Валуев! Вот так встреча, Откуда здесь явился он? – «Да нет, то городской нардеп давеча. А ни какой, не чемпион».

Крик души

Как трудно стало жить в стране, Среди бандитов и воров, Где правят беззаконие и подлость, Где правды нет. Она извне, перекрутившаяся гордость, Где нету права, ни на что. Где нас за быдло принимают. У человека отнимают Последнее – и землю, и жилье! Скажите люди, Зачем нам Бог, таких правителей послал? За что, он нас не любит? За то, что президент Страну тихонько губит? –

Единственная

Глаза твои, как солнца луч Во взгляде чувствуется жар. Посмотришь – ясность из-под туч, А улыбнешься – как пожар. Как я хочу испить тебя до дна, Проникнуть вглубь твоей души. К твоим губам припасть до сна И целовать следы твои! Ты создана, любовь моя, Для счастья, радости земной. Любить тебя, дышать тобой, Лететь к тебе, Как миг шальной. Навстречу жарким поцелуям,

Мечты Сан Саныча Чернявского

Мне тесно в этих кабинетах, Мне нудно тут бумагами дышать. Ворочать кипу документов, И на звонки дебилов отвечать. Как надоели выскочки с народа, С брехливою и подлою душой. Те встречи в барах, И тарифы. Судейства и горисполком. Идут ко мне юристы, адвокаты, И помощь им готов я оказать. Тащить из беззакония законом, Который надоело нарушать. А мне так хочется на трассу,

Счастливая любовь

Моя любимая жена, Моя родная и близка. Как долго ты меня ждала. Ночей бессонных не спала Таких детей мне родила, Что сердцу радостно. И вновь, Когда я взгляд бросаю свой, Я радуюсь душой За сына своего и дочь, За то, что беды гонишь прочь. И за сохранность очага. Ведь в целом мире ты одна, Звезда моя, что светит ярко. Что путь любовью мне проложен,

Моей жене

Все чувства смешаны в тебе, Все образы земные. Любовь и смех, веселья грусть, И все они живые. Дизайнер ты, или любовь, Иль дева дивная земная. Любить тебя, дышать тобой Всю целовать. Родная. Весь день работаешь усердно. Детей растишь. Очаг хранишь. Проходит миг неимоверно. Какая нежная душа В твоем прекрасном теле. Откуда силы ты берёшь? Мой воин – красивейший в мире.

Марианне

Нет жажды жизни без тебя, Моя любовь земная. Все мысли только о тебе, Любимая и дорогая. Что ночью сплю, Что днем живу, В душе моей едино. – Твой образ нежный и родной, Мне сердце греет мило. И вот, пока весь мир в огне, В жестокой жизни нашей, Я, губ любимых аромат, И пристальный твой взгляд, Вздымающую грудь, сквозь сон, Я сохраню в пути огонь! Пройду чрез мглу тумана,

Брату. Женьке Зверевщикову

Что, брат, поник ты головой? Ведь мы давно пришли с тобой, С Афганской той войны. И если головы седые, Зато душой мы боевые. Мы выпьем водки, помянём, Друзей, ушедших под огнём. И гложет сердце наша боль, Когда, в средине февраля, Мы одеваем кителя, Где золотом погоны блещут, И грудь украсят ордена, Которые напомнят нам те годы, Лучшие по жизни. Полёты, горы и стрельба,

Бой на ножах

Вот мы сошлись. Азартно, без наскока. В ночи сияющей луны. Блестят глаза моих врагов жестоко – Прерву сейчас я чью-то нить судьбы. Втяну ноздрями запах крови, Напавших на меня из-за угла, И потечёт кровавая река У первого из сигнувших сдалека. Сейчас откроется его гортань, Своим ножом дарю ему улыбку, По-колумбийски – полоснув без звука, Расширится оскал его до уха.

Урок монаха

Измеряя взглядом расстоянье, Примерялся самурай к стрельбе, Направляя лук на очертанье, С несколькими стрелами в руке. Не уверен. Не решаясь стрельнуть, Озадачен самурай вовсю, – «Как же мне не промахнуться? А возможно я не попаду?» Проходивший мимо той дорогой Старенький монах, подобен воину. – Видно побывавшего в боях, Истину сказал в своих словах:

Единственный шанс

Пронзила сердце вдруг стрела, И вывела из забытья. Душа взлетела в небеса. Все тоньше становилась нить любви, А сердце рвётся из нутри У той, которая живёт, Живёт надеждою земной, Которая ночами ждёт Любимого с войны. И вот душа на встрече с Богом: «Прости Всевышний, Все прегрешения мои! Я, честно жил, и честно умер, Долг выполняя свой в бою! Прошу сберечь мою родную,

Моей стране

Не всё так гладко в этой жизни. В стране, в которой мы живем Где растоптали чувства чести, Где правда выжжена огнём. И нет людей, одни лишь зомби. Есть ненасытный олигарх. Все разворованы ресурсы, В душе людской посеян страх, И миром правит сатана. Да, обнищавшая страна. А надо кодекс воина нам чтить! И всем мечи достать и обнажить! Поднять с колен свободную страну,

Монолог меча

Я меч – душа самурая! Я знаю как резать врага. Я видел как рушится тело, Я головы рвал из плеча! Хозяин, держи меня крепко, Из ножен меня извлекай. Вот взмах – и падает тело, На землю парующий прах. Я не могу без боя – Меня закалили в огне. Самурай достаёт из ножен. Я верен ему, как себе. И если окончатся войны, И вытрут меня от крови, Заточат, и вложат в ножны. –

Песнь самурая

Я сын Великих Островов, Я, самурай! В краю прекрасных облаков рождён! Где в чистые воды глядятся Высокие горы. Прощён, убитыми врагами, Сражёнными моими клинками. Нет жалости и злости самурая, Забыл о бренной жизни я своей. Но честь и доблесть воина Достойно соблюдаю, С душою, просветленною отвагой, Иду на тучи вражеских мечей! И следую путем я самурая. –

Победить себя

Если время пришло стать на воинский путь, Изменить своё тело и душу, От привычек дурных и пороков земных, Свою злостную лень я разрушу. Свои страхи и гневную ярость, Своих демонов личной души, Своё «эго», фиксацию, жалость, Я разрушу во имя мечты! – Мечты о крепости духа, О центре Вселенной во мне, О тайнах волшебного круга – Непобедимости и доброте.

Монолог стрелы

Я, сильная и смелая стрела Мне тетива – аэродромом, запускает. Натянута рука стрелка – И я вонзаюсь в цель, насмерть кусаясь. Ломаю кости я в груди врагов. Врагов хозяина заклятых, И просто незнакомых мне голов. – Мне всё равно влезать за латы. Я кровь люблю из сердца, изнутри Я прохожу сквозь лёгкие и печень. Я, как по маслу, в теле проскольжу, Наматывая связки в наконечник.

Хранитель

За Родину, за честь! За преданных друзей! За верных и любимых женщин Сражайся самурай. Ты – воин. Бог войны. С мечом, отвагою отмечен, Отчизне-матушке служи, Которая тебя взрастила. Земле родимой докажи Любовь и преданность, и силу! И если вдруг придется умереть, В бою неравном вскоре, Врага ты не жалей, руби! Чтоб кровью омывалось поле. И смерть достойную прими,
RSS-материал