Буйницкий О.

… проезжая в «электричке» — ...

… проезжая в «электричке» —
от «квартиры» и до «дачи»...
вдруг, подумайте об «этом», если будете скучать…
За окном мелькают лица…
Боже мой, ведь все мы — смертны…
Но эти люди, на «платформах» —
не умрут, пока мы живы,
как и вы —
пока вас Помнят:
ненавидят,
или любят,
кроют матом, иль молчат.
Вам не трудно будет это —
если спать не захотите, от безделья, в духоте
скорой дачной «электрички»,

Недетская игра с памятью…

…помню реку нашу быструю,
камыши и крик гусей.
Я храню в себе — эту чистую
реку давних детских дней.
Там, у речки — малинник,
и песок — золотой,
и — глаза её синие…
там рождалась любовь…
И с рекою и с детством
мы давно распрощались,
и глаза её синие,
там, у речки, остались..
…как беспечно, по берегу,
по песку — босиком
с синеглазкой мы бегали,
хохотали вдвоём…
…как в пахучем малиннике

Страну, как и жену,...

Страну, как и жену,
не так легко любить,
чем дольше с ней живёшь и трудишься…
Но, вот Страна —
Тебя умеет позабыть или убить
Жене — пусть старым «идиотом» стал,
— не позабудешься!
Так научись, хоть в старости,
и Ей, — Жене —
отдать:
Тепло,
Добро,
Заботу,
Нежность…
Страна для нас — подкрашенная Тать,
а вот Жена — Она и есть
Любовь и Вечность!
…ах, если б мы умели намного раньше Это понимать…

За стенкой музыка играла,...

За стенкой музыка играла,
и — акварельно,
за окном... в закате...
солнце догорало…
И темнота — втекала в дом…
И было грустно мне сначала…
И было грустно мне потом…
Сгорело солнце... умер день…
Всё умерло…
и дом остался —
один в печальной темноте…
Я даже тихо петь пытался,
Но — растерялся в пустоте…
А где-то двери отворили,
тревожно щёлкая замком…
И радостно заговорили…
Кого-то там впуская в дом…

Осеннее дерево.

Осеннее дерево…
остывает тело...
убегают листья — предательски...
а шумели-то!..
«Мол, где там!
Мы-то, мол, никогда!»
Осеннее дерево…
оголённое и обкраденное
оплёвывает ветер:
«Стерва...
Оголилась-то... кого ради…»
Осеннее дерево…
Шатается...
раскачивается растерянно…
листья улетели…
солнце прячется…
Да что бы всё это значило!?
Осеннее дерево…
колотится…
вздрагивает…

Возвращению блудных детей

Бог протянет мне тонкие нити…
очень холодно... где-то тепло…
Весь продрог... у кого же спросить мне:
почему нам в пути так темно?..
Так темно, что пути я не вижу,
и мне кажется, что я — слепой…
Я не вижу дороги Домой…
…мне уже не вернуться под крышу…
Я ведь знаю, что всё это было…
Было с кем-то, и будет со мной.
Память, словно дорогу, размыло…
Не найти мне — дорогу Домой…

…ты сам себя не чувствовал Чужим...

…ты сам себя не чувствовал Чужим
в час, когда душевный мир непрочен?
словно загнан в чью-то жизнь и — гвоздями заколочен…
…есть работа, дом, семья…
Жизнь тихонько катится.
Всё нормально.
Нет тебя.
Кто-то есть — старательный…
…сотни маленьких забот, тленные желания…
И мою, и твою
(кто-то мелкий)
жизнь жуёт — жизнепроживанием…
Мы из детства своего ушли:
Молодые, Сильные, Отважные…

Иллюзия ощущений

… я стою у порога…
слышишь, стук?..
Это — роды лавин, это — грохот машин на дорогах…
это — взвой тетивы, разряжающей лук…
Замирают Слова перед взмахами крыл…
Это — в Светлый, Безумственный Мир —
напрягаются Птицы ворваться!
Это —
переполненный радиозвуком эфир,
что безмолвен для слуха, как рыбам…
…так обманчива сонность ветрил,
жерновов вращающих глыбы…
О!… неистовый скрип поворота ключа!

Дому Детства Моего.

…осенний Дом таится в темноте…
за Домом сад — в нём холодно и пусто…
Но — как легко
в знобящей пустоте —
шептать слова тепло и грустно:
«Люблю Тебя...
Люблю Тебя...
Навек…
не отводи глаза...
дай в них всмотреться…
у дерева — непьяный Человек…
с нетрезвым Сердцем…».
И больше — никого…
И дерево молчит…
И ветер прошуршал по-лисьи…
и скудные осенние дожди —
стучат по неотпавшим листьям…

Красоте не нужны Доказательства....

Красоте не нужны Доказательства.
Красота — просто так — Красота.
Ты увидишь её — обязательно,
Если в сердце твоём — Доброта.
Ничего нет на свете загадочней,
Удивительней Красоты…
Если в жизни твоей — Её недостаточно —
мало в сердце твоём — Доброты.

ты летишь по жизни, словно птица…...

ты летишь по жизни, словно птица…
каждый день тебя уносит в прошлое…
И тебе уже не повториться —
Девочкой моей хорошею…
Я не буду в жизни торопиться...
чтобы каждый день полнее прожить..
Только жаль,..
и мне не повториться —
Мальчиком твоим хорошим…

В час, когда сомненья крушат душу,...

В час, когда сомненья крушат душу,
оставляя разум в темноте,
Господи, хочу — Тебя услышать и послушать.
Помоги мне... Ты же — мой Отец!
Истины нигде нет — в этом мире.
Мы живём — в житейской пустоте…
Помоги убогому и сирому —
Сыну своему… Отец…

Меня не добьёте в том углу — куда загнали!...

Меня не добьёте в том углу — куда загнали!
И пусть безмерно я измучен,
скажу, что б знали дальше жизнь мою:
Чем жил — тем и по-прежнему живу!
И что любил — по-прежнему люблю!
Я вам — не гад ползучий!

Я не болен, но измучен болью......

Я не болен, но измучен болью...
и устал я эту боль носить…
Господи,
я кто Тебе:
Твой Сын, иль раб-невольник?..
требовать я должен, иль просить?..
милая... поверь мне и прости,
у меня Душа больна —
а телу моему не больно!
А Душа у всех у нас болит
Вот она и есть невольник:
мы Её не слышим,
а Она устала нас носить…

…локоть близок так,...

…локоть близок так,
а я — не дотянусь…
неуклюж, негибок и неловок…
каюсь, не учил я наизусть:
арифметику изысканных уловок...
маленькую алгебру соврать...
и другие Подлые науки…
лучше умереть и не достать...
а не, выворачивая руки,
яростно и больно приласкать…

Как глаза, от печалящих слёз,...

Как глаза, от печалящих слёз,
небо осени стало белесым.
Пожелтевших прозрачность берёз,
словно пар от дыхания леса…

Поезд дёрнет перрон,...

Поезд дёрнет перрон,
Ночь утащит вокзал...
и, как с Рублёвских икон,
глянут Твои Глаза…
Я побегу назад — в тамбур последний:
— Сто-о-о-й!..
…но этот поезд — слеза — на реснице стальной.

…позёмка выдула тепло...

…позёмка выдула тепло
и запустила в тело жало…
морозно было и светло —
навстречу девушка бежала...
но мимо…
мимо меня...
...наверное, в метро…

Безумие «Руки»…

Мну папиросу, раздумывая…
Ладонь — это так просто…
И всё же, ладонь —
Безумие!
Ладонью держат ребёнка —
Нежно…
Или верёвку —
Вешая…
Ладонью можно дать напиться —
Отравы…
В горло врага вцепиться.
И — задушить Правду.
Ладонью — можно умыто лицо —
Кровью…
Ладонь слепого —
Яблоко его глазное…
Ладонью утирают пот —
И Пахарь…
И — Убийца…
Ладонью — затыкают рот —
Предателям, и Провидцам…

ОТЧАЯНИЕ...

…мне — плохо!
…так плохо,
как никому не снилось…
По сердцу Подлость— лупит,
мечтая,
чтобы — Сердце моё —
остановилось!
Но я — живу...
И — выживу!
Я — верю:
что я Судьбу свою —
самим собой измерю;
что для меня — есть «Божья милость».
Лишь Он меня спасал и помогал:
…тонул ли я в далёкой речке детской,
иль с подлецами дрался, как нахал:
полу-Есенин, полу-советский,
чтобы выжить

RSS-материал